May 28th, 2017

Пространство жизни и выбор

Задумалась, увидев что пространства бывают живыми и... технократическими.
Живое живет на своей собственной энергии (исключение - когда оно болеет, но в целом так, у живого достает сил, это норма; слыхали ли вы про природные сообщества?). А мертвенькое живет, обирая окружающее живое, и тем звучит в мир - звучит, пропуская через свой технократический фильтр мое отданное живое. Так я продолжаюсь в мертвом, и так я образую карму своей смерти.

Это просто дорожка, куда вкладываешь все больше. Не только ведь пространства, еще люди, еще эгрегоры (суть мертвые объединения). И совсем не вкладывать в это нереально - наше тело смертно, и мы его своим вниманием двигаем ежесекундно, без нас, нашего духовного присутствия, тело обессмыслено.

В чем же здесь свобода, если мы обречены умирать, взаимодействуя с тысячами мертвых границ и наполняя тем самым себя - мертвечинкой? Если любое `зайти в фейсбук´ оборачивается потерей части себя, своей силы, на то чтобы бездушный механизм насытил себя нашей жизненной мерой?

Первое.
Взаимодействие мертвого и живого суть мистерия, движение. Нет победителей и побежденных, есть участники эстафеты - жизнь и смерть взаимно передают эстафету в команде, позволяя получить необходимый Божественному создателю опыт.
Мы здесь, на планете Земля, находимся в условиях бесконечной смены модальности - все жучки и червячки, все космические ракеты, использующие живые части-ресурсы планеты. Мы бесконечно перетекаем из живого в неживое и обратно, - потому что никто не смертен окончательно, душа лишь наблюдает за сменой оболочек-тел.

Второе:)
Если мы хотим осознать этот опыт, и тем получить возможность более в нем не участвовать, - мы можем начать отдавать себя осознанно.
Не вздыхать по поводу того, что кто-то `жрет наши ресурсы´, а осознанно делиться, видя как утекают ручьи нашей силы, чтобы когда-нибудь вновь торжествовать в живом, - но отсюда, сейчас, этого не видно. И боль смертности, которую проживаешь каждую секунду такого `осознанно делиться´, - это та боль, которая размягчает и смывает налеты лишнего на принятом человечеством заблуждении о неизбежной конечности жизни.
Жизнь и смерть - дуальность. А триальность состоит в том, что они обе не конечны, и их взаимодействие - взаимный подарок.

Ко мне приходила Мара и обняла - и в этом любовь, - и ее объятием любовь освобождается от наносного бравурного `жизнь лишь важна´. Нет, нет. Устремив свои силы только к жизни, мы немедленно умираем, - ибо некуда двигаться если нет обмена, движения силы между жизнью и не-жизнью...